Что первично в Кыргызстане: коррупция или теневая экономика? Над чем работать и как измерять?

Взаимосвязь теневой экономики с коррупцией и выстраивание антикоррупционных политик и системы госуправления

 Основываясь на многолетних итогах работы различных экспертных групп, отдельных экспертов и государственных ведомств по определению объектов, субъектов, предметов госрегулирования в экономике, предпринимательской деятельности, коррупционных рисков и факторологии коррупционных действий в Кыргызской Республике, вырисовываются следующие выводы:

  1. Коррупция есть продолжение «теневой экономики»:
  • так как система госуправления и госрегулирования предпринимательств Кыргызстана стала основой существования самой теневой экономической деятельности;
  1. Коррупция порождает теневую деятельность посредством разнообразных форм госрегулирования экономики и видов предпринимательской деятельности;
  2. Непримиримость общества к теневой экономике говорит о том, что скорей нет неформального сектора, чем есть;
  3. Если теневая экономика есть некое социально-экономическое явление, позволяющее преодолевать экономические потрясения и может дать возможность гражданам обеспечить себя и членов своей семьи необходимым доходом, что позволит отказаться от государственной поддержки, то теневая экономика – это некое социальное благо?
  • коррупция и теневая экономика взаимно дополняют и поддерживают друг друга? Теневая экономика «питательная база» для коррупции, соответственно, создание такой базы есть выгода для отдельных групп интересов?

Исходя из все этого, важно начать работать с вышеперечисленными гипотезами, правительству получить рекомендацию по строению именно понимания взаимосвязей и величины этих масштабов в управленческом процессе (регуляторные реформы в сочетании с реализацией антикоррупционных политик).

Кроме того, отдельным объектом работы по ликвидации коррупционных механизмов является сокращение масштаба и форм бытовой коррупции, и выстраивание неких стратегий управления, позволяющих объединить эти направления работ является ожиданием общества.

 Законодательная и нормотворческая деятельность источник появления дискреций и даже коррупционных норм

На одной из встреч экспертной группы, созданной для реализации анти-коррупционного указа президента от 2013 года была поднята тема регулирования законодательной деятельности (часть сферы государственного правления и управления нормотворческим процессом в стране), обсуждался опыт предыдущих регулятивных реформ, в частности рассматривались результат введения краткосрочных мораториев на принятие нормативных правовых актов, регулирующих предпринимательство как меру способную выиграть время до приведения в нормальное состояние госрегулирования. В ходе обсуждения было отмечено, что такой подход даст краткосрочный эффект, а проблема существования точек лоббизма, протекционизма при реализации законодательной инициативы у правительства, парламента и органов исполнительной власти остаётся открытой.

Исходя из этого сразу напрашивается путь решения: если это так, то не передать ли разработку НПА организациям, специализирующихся на этой деятельности?

Пояснение о дозволенном краудсорсинге и аутсорсинге законодательных функций — законодательством КР предусмотрена возможность разработки проектов нормативных правовых актов вне органов власти, за исключением нормативных актов, регулирующих предпринимательскую деятельность, и вопросы безопасности. Правом законодательной инициативы обладают практически все органы исполнительной власти: президент в ограниченных сферах общественных отношений, правительство и парламент.

Учитывая существующую ситуацию, которая характеризуется отсутствием управляемости в части целеподчинённости законодательных инициатив стратегическим страновым целям, целям проводимых реформ и низким качеством проектов и аналитических обоснований, можно прийти к выводу — большинство законодательных инициатив не соответствует потребностям граждан, общества, бизнеса, экономики.

Сегодня такой объект как нормотворческая законодательная деятельность выпадает и не рассматривается как предмет госуправления. Управление законодательной деятельностью и антикоррупционные цели?

В этой связи возникает мысль об ограничении права на законодательную инициативу и создание некой системы фильтров для прохождений проектов НПА. Необходима концентрация ресурсов в одном месте, под одним центром управления. Передача функций по подготовке проектов нормативных правовых актов гражданским институтам или специализированным государственным организациям, или частным организациям?

Также предпринять ряд мер, направленных на принятия «плохих НПА» на борьбу с последствиями, на которых уходит время, деньги. Следует сосредоточиться на ранней стадии для исключения — предупреждения «кривых» практик.

Самое важное сейчас, это понять и определить, что централизация под один центр ничего не даст и подход по снятию ограничений или передаче части законодательных функций на аутсорсинг также не даст результата.

Измерения и целевые показатели результата…

Оценка коррупции и теневой составляющей в одном регистре управленческого учёта в качестве индикативных показателей достижения целей регулятивных реформ и показателей сокращения коррупции?

Следует отметить, что понятность параметров, измерений и индикатор достижения целей реализации политик основывается на приближённости таких измерений к пониманию выгод гражданами.

В этом материале будет уместно упомянуть определение российского публициста Георгия Сатарова: «стоимость булки хлеба и стоимостной величины коррупционных издержек в ней». Цитата дает четкое понимание определения подхода оценки коррупционных выгод и затрат – издержек, основанный на понятных расчётных показателях стоимости единицы товаров первой необходимости обществу.

Использование таких простых и понятных моделей расчета, оценки величины коррупционных издержек общества во всех чувствительных секторах экономики и может стать частью национальной системы – методологией управленческих индикаторов измерения коррупционных издержек и методом оценки и мониторинга коррупционных проявлений в антикоррупционной модели управления. Такой подход создаст понятные измеримым индикаторы оценки результативности принятых решений, госпрограмм, НПА в принятых в реализацию антикоррупционных политик (оценка общественной полезности и результативности как инструмент управленческого контроля и как форма внешнего контроля?).

Межстрановое взаимодействие в противодействие теневой

Сегодня критически важно определить подходы и выработать конкретные рекомендации именно для сочетания работы над двумя факторами: регуляторная коррупция и теневая экономическая деятельность.

  • Коррупция + теневая как объект управления и как встраивается это в адаптивную модель управления?
  • Грань «уничтожения» коррупции и теневой (учитывая, что есть социальный фактор некоего временного «блага» для общества)
  • Нормирование индикаторов (булки хлеба) конкретный расчёт коррупционных издержек в товаре, работе, услуге.

Читайте также